broliai


Хуй, бухло, пизда, душа.


Previous Entry Share Next Entry
песок часть 1
benlondon wrote in broliai

песок

 

 

Песок

 

I

 

Когда незнакомец появился в светлой арке, разделяющей залы, он провел правой рукой по волосам и белозубо улыбнулся. На нем были черные брюки, расшитые блестками, которые переливались в свете кружащегося стеклянного шара, разбрызгивающего в подвале разноцветные лучи. Белая рубашка, расстегнутая на две верхних пуговицы, полностью расстегнутый старомодный пиджак, чуть не дотягивающий до колен, и начищенные в блеск черные ботинки составляли его гардероб. Итак, пригладив волосы и улыбнувшись он пошел... нет, он не шел, он протанцовывал сквозь толпу, попутно выделывая джазовые па, отрывисто качая бедрами в такт доносящейся музыке, немного отбивая чечетку мысками ботинок и небрежно кланяясь проплывающим мимо женщинам, чьи взгляды, натыкаясь на него, оставались притянутыми невидимым магнитом. Черные короткие волосы, набриолиненные прочь со лба к затылку, густые черные брови, вздернутые к вискам, губы, застывшие уголками чуть вверх, бледное, почти совсем белое лицо и пронзительны глаза, которые невозможно было поймать, всё это плыло сквозь зал, покачиваясь точно в такт чёрной музыке. Его глаза, его глаза... словно два темных прожектора, направляемых острым словно скальпель разумом, шарили вокруг, останавливаясь на всем и не заостряясь ни на чем, этот разум – блестящее орудие, разыгрывающее спектакль, постоянно играющее в игру, в которой на кону стоит очень многое. Я сидел лицом к нему и спиной к стойке, я смотрел на него и не мог оторвать взгляд.

 

- hey, Mr. Bartender! – незнакомец дотанцевал до стойки и вклинился между стулом, на котором я сидел и стулом какой-то толстухи в обтягивающей розовой маечке, обнажавшей крупные залежи жира на животе, - hey, Mr. Bartender! Бурбону 3 по 50. shots, please! У меня жажда сегодня! – его ладонь хлопнула по стойке, сползла по ней и оставила за собой монету, коротко блеснувшую золотом и погасшую, в голосе слышался легкий акцент. Бармен налил три стопки, демонстративно меряя бурбон стаканом с насечками литража. После того как три емкости появились перед молодым человеком, тот немедленно опрокинул в глотку первую, задрав подбородок к потолку. Было видно как бурбон пролился сквозь горло, кадык и скатился в желудок. Незнакомец задержал подбородок запрокинутым еще на одну явно блаженную секунду, а потом открыл глаза и посмотрел прямо перед собой на бармена.

 

- с вас 600 рублей, - бармен уже положил на стойку счет.

 

- я прошу прощения, но они перед вами, - широкий обводящий жест имел своим центром монету, лежащую точно посередине между барменом и молодым человеком.

 

- извините... мы валюту не принимаем... – бросалось в глаза, что даже для бывалого человека за стойкой способ оплаты был совсем уж необычным, иначе бармен не сделал бы такой длинной паузы после слова «извините». Замешательство роботов всегда можно определить по паузам, которые они делают.

 

- милейший, у меня есть только валюта и, к сожалению, только в монетах. Я совершенно не привык доверять бумаге, - незнакомец наигранно развел руками, пожал плечами и обворожительно улыбнулся. Я перевел глаза с него на монету, а потом на бармена, ожидая реакции. Бармен снова выдержал паузу, которая была вовсе не театральной, а говорила о наличии сбоя в программе:

 

- мне придется вызвать менеджера, - кризисная ситуация вызвала кризисную команду, а я...

 

- Руслан, не надо Сантьяго, я заплачу, - я не собирался упускать мимо себя хоть каплю чего-то необычного, каждая такая капля была слишком ценной в этом городе, - запиши на мой счет, - бармен удивленно поднял брови, но привычно кивнул и снова повернулся к кассе, чтобы вбить цифры.

 

- о, я благодарю Вас, - мой новый сосед по стойке повернулся ко мне в 3/4;, сделал короткий поклон, повернулся обратно к стойке и лихо засадил еще 50, после чего громко треснул рюмкой о стойку, - прошу Вас, примите эту монету, поверьте мне, она гораздо ценнее, чем валюта или ее «рублевый эквивалент», - он накрыл монету ладонью и подвинул ко мне.

 

- нет, спасибо, меня не интересуют монеты, - я развернулся на стуле и впервые посмотрел ему прямо в глаза. Они были черными как африканская ночь.

- вот как? – незнакомец не отвел глаз, - а что вас интересует?

- люди, расплачивающиеся монетами в ночном клубе, - я улыбнулся неспешной улыбкой человека, который хорошо знает, что собеседник всегда поймет его юмор. Незнакомец, услышав мои слова, запрокинул голову и засмеялся. Его смех, перекрывающий орущую музыку, отразился от потолка, прокатился по стойке и исчез где-то в район сцены, на которой извивались стрипизёрши.

 

- положительно, я люблю этот город, ни денежный, ни квартирный вопрос не способны испортить его, - отхохотавшись всласть незнакомец успел попутно привлечь немало женского внимания.

 

- в этом вы противоречите одному известному писателю.

- да бросьте, эти писаки вечно врут. Понавыдумывают себе всяких демонов, запустят их в тени своих потаенных одиноких комнатушек, а потом бегают пьяными в одном грязном исподнем и ловят, - собеседник изобразил обхватывающий жест руками, призванный продемонстрировать как именно писаки ловят демонов, - смешные... однако, прошу прощения, я до сих пор не представился. Позвольте исправить недоразумение, меня зовут Ди Анджело, - мой новый знакомый сделал жест рукой как будто притронулся к краю шляпы и коротко кивнул, - можно просто «Ди».

- Вы итальянец?

- да, из половинчатых, родился во Флоренции, но моя мать - русская. в любом случае, большую часть своей жизни я путешествую, так что я космополитичен.

 

Я протянул руку, его рукопожатие было коротким сухим и крепким, я люблю такое, как будто краба хватаешь за клешню.

 

- меня зовут Лондон.

- это как город?

- нет, это как Джек, - мы вместе громко засмеялись, после чего замолчали, музыка дула мне точно в спину. Я пригубил виски и посмотрел на свое отражение в зеркале напротив.

- о чем вы думаете? – после этого вопроса Ди, странно осторожно пригубил рюмку...

- я думаю о добре, зле, об истине и... о бабах, - я хмыкнул над последним словом, а Ди подозвал бармена,

 

- Руслан, кажется, Вас так зовут, мне повторить все те три, - он снова повернулся ко мне, - вы ведь не возражаете, что я продолжаю пить за ваш счет?

Я хмыкнул:

- на том свете угольками сочтемся.

- ха-ха-ха-ха, Ди снова запрокинул голову и оглушительно рассмеялся, - вот это непременно, всенепременно, в этом можете на меня положится, ха-ха-ха-ха. Лондон, вы великолепны, ха-ха-ха-ха. Сегодня моя удача нашла меня.

Руслан вновь водрузил стопки, и мистер Анджело снова выпил, после чего достал пачку сигарет. Закурив, он протянул пачку мне, я покачал в ответ головой:

- благодарю вас, я недавно бросил.

- а что так?

- сердце.

- ох уж эти сердца, вечно мешают наслаждаться жизнью.

Мне оставалось только кивнуть в знак согласия.

 

- так что там у вас с мыслями, Лондон?

- добро, зло, истина, женщины, это – мои четыре любимых темы. Еще, бывает, я думаю о бродяжничестве, о теплом ветре в лицо, мягком переборе испанской гитары, синих морских волнах, я думаю о том каково цвета было небо, когда на него смотрела Ева, я думаю о составах везущих коней на юг, думаю о борьбе, о титанах, об орлах клюющих печень, я думаю о высшей справедливости, о гениальных злодеях и тупых святошах, я думаю о прошлом и будущем, о дыме опиума из трубки, о светлых женских волосах, намотанных на мою руку. Я думаю о строках великих писателей, о друзьях, которые далеко от меня, о своей женщине, о том, что скоро яблоня у меня под окном будет вся в белом цвету, а спустя неделю после цвета облетит... наверное, я Вас утомляю, но Вы сами спросили меня… все эти мысли перемешиваются и выливаются вместе с моим виски мне в душу, где продолжают полёт в поисках красоты, истины, закономерности, - я махнул рукой как будто поставил точку и склонил голову над стаканом, который стоял точно в снопе света от лампы, висящей над стойкой. всё то время, что я говорил, Ди смотрел на меня, не отводя взгляда и еле заметно кивая. я продолжил, не в силах сдерживаться - блядь, всё это говно и хуйня. Понимаете, Ди, если говорить спокойно, то я просто всадил пол-литра вискаря, мои мысли путаются, сбиваются и я пытаюсь изобразить из меня сраного философа или даже поэта. Завтра утром я проснусь и займусь чем всегда – созданием гумуса. Вы же знаешь что такое гумус? Это – говно червей. Вот и я – червь, который может производить только говно, - Ди выпил, я не стал. С меня уже было достаточно.

- Лондон, мне кажется вы слишком строги к себе. Зачем заниматься самоедством? Почему не предаться увеселениям в обществе друзей и женщин? почему не пить вино и не улыбаться красоте, которую поймать все-таки можно? - Ди подчеркнул слово «можно» интонацией.

 

- потому что я не умею, - я пожал плечами, - я не смог бы жить в раю. Мне бы хотелось его разрушить. Поэтому я не могу радоваться. Я могу только грустить о собственном несовершенстве и производить говно. Мне кажется, что по натуре я – революционер, мне обязательно надо что-то ломать. Иначе я хирею. Я всегда слишком остро чувствую несовершенство мира вокруг меня. беда в том, что и совершенство мне не нравится. и хаос и идеал одинаково… как же их обозвать… неприемлемы. Что мне остается?

- вечная борьба?

- да, вечная борьба.

 

- ведь это уже немало, Лондон, вы не понимаете, ведь это гораздо лучше чем жить как живут большинство мелких душонок. Гораздо лучше. Я думаю, что Ад забит мелочностью, это сейчас самый главный грех человечества, - мелочность, мелковатость. Человечество теперь ни грешить, ни жертвовать не умеет с душой. Что тут поделать… все грешат и жертвуют только телами. Вы говорили про гумус, который производите... позвольте уверить вас, что большинство людских душ сейчас как раз и есть этот самый гумус, или же говно. Говно, которое никому не интересно, говно, на котором даже цветов никогда не вырастет, потому что это говно радиоактивно и заразно…

- Ди, вы подозрительно осведомлены о положении с человеческими душами, - я рассмеялся, но на этот раз в одиночестве, итальянец смотрел на рюмку, нахмурив брови.

- добро, зло, истина, женщины. Какое хорошее сочетание, - Ди говорил, продолжая смотреть на рюмку, - прекрасное сочетание, - добро и истина как единственный возможный свет; зло и женщина как сосуд зла. Какое интересное сочетание. Почти как в карточном пасьянсе. Как можно найти истину в женщине, если она – зло? Как можно найти добро в зле? Как можно сочетать их узами между собой? только любовью… только она способна связать все воедино. Вы знаете, Лондон, я вам благодарен за сегодняшний вечер, поэтому дам вам одну истину, которую вы так страстно желаете, - он нагнулся к моему уху, - вы знаете, в аду вас – людей любят гораздо больше, чем в раю, но любовь... по правилам игры любовь это недостаточно чисто для того, чтобы быть светом и добром, поэтому если в вашей душе живет любовь, ваш путь предопределен. Если вы хотите света и истины, выбирайте равнодушие и стерильность, в противном же случае, если вы все-таки решитесь на любовь, вас ждет только боль, как на земле, так и в аду. Любовь – удел сильных и гордых, равнодушие – удел посредственных и сирых, коих есть царствие небесное, и это царствие отнюдь не исключительно «небесно», оно вполне «земно» и начинается уже здесь, - на земле. Посредственность и сирость холуев кастрируют этот мир. Они с каждым днем все сильнее, убивают любовь... в любом случае, Лондон, всегда помните, что всё в вашей и только вашей воле. всё только в вашем уме, только в вашей вере. вы – творец, и если вы готовы бросить вызов чему бы то ни было, вы уже победили. бросить вызов - всегда достойно победителя... Ди замолчал.

 

- но кто вы? – я немного растерялся, это было слишком для барной стойки, для проституток и уродства вокруг, слишком много для человеческой души, для понимания. Ди Анджело поднял голову от рюмки и посмотрел мне в глаза ту самую долгую секунду, его зрачки полыхнули огнем, и он несильно дунул мне в лицо...



  • 1
Это шикарно...
Просто слов нет. С нетерпением жду продолжения.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account